ЛЕОНИД ШАРОВАРОВ. ДЕТИ ВОЙНЫ - ОСОБАЯ КАГОРТА - Светогорское городское поселение
Вернуться к обычному виду

ЛЕОНИД ШАРОВАРОВ. ДЕТИ ВОЙНЫ - ОСОБАЯ КАГОРТА

14.04.2016 Пресс-центр "Вуокса".
ЛЕОНИД ШАРОВАРОВ.
ДЕТИ ВОЙНЫ - ОСОБАЯ КАГОРТА

11 апреля в Российской Федерации День малолетних узников фашистских лагерей, и герой этого повествования, Леонид Владимирович Шароваров, из тех самых детей, испытавших на себе ад немецкого плена.

Родился Леня в 1932-ом году на станции Рябово Тосненского района Ленинградской области, стал третьим ребенком в семье. Отец, Владимир Прокофьевич, работал на Ижорском заводе, мама, Мария Митрофановна, трудилась дежурной на станции. К моменту начала войны в семье было четверо детей – Ольга, Михаил, Леонид и Тамара. В декабре сорок первого фашисты оккупировали добрую часть области, Тосненский район в том числе. Люди не успели ни убежать, ни спрятаться, да и куда было деваться? Немцы стали вывозить советских граждан в Германию, третьему рейху требовались рабочие руки. Семья Шароваровых оказалась сначала в австрийском городе Линс. Людей проверяла медицинская комиссия, отбирали физически здоровых, годных к тяжелому труду. Затем перевезли в немецкий Эрфурт, где отделили взрослых от детей. Взрослые работали на восстановлении разбомбленной железной дороги, а дети в подвалах перебирали картошку. Жили там же, спали вповалку, повсюду шныряли крысы, от антисанитарии завелись вши. Да и кто стал бы заботиться об условиях проживания, которые были не просто недетскими, а нечеловеческими вообще. Однажды утром в подвал пришла эсэсовка в сопровождении шести человек и собак. Малышню вывели на плац, детский плач раздражал мучителей, и, если кто-то из ребятни, крича от страха, спрашивал о родителях, били дубинкой. Через два дня дети узнали, что мам и пап погрузили в машины и увезли в неизвестном направлении. 

Леонид Владимирович вспоминает, что старшая сестра Оля заменила им мать, опекала, как могла, следила, чтобы держались все вместе. Дети многонациональной командой страдали от холода и недоедания, болели, ножку младшей Тамары серьезно поранила укусами собака, и, когда девочка обратилась за помощью, тут же получила удар плетью. 
Детей в очередной раз пересортировали и тех, кто старше десяти, стали гонять на более тяжелые работы. Сортировки проходили регулярно, и в один не прекрасный день Леонид оказался в группе младших детей, а старших сестру и брата отделили, но Оля успела спрятать младшенькую среди ящиков, и она таким образм оказалась с родными. 

Новости извне до пленников, разумеется, не доходили, но война шла своим тяжелым чередом, советские люди ценой неимоверных усилий переломли ход этой кровавой мясорубки и погнали немцев в их логово. 

Детей рассортировали по национальному признаку и всех, кто не помнил свой дом и родителей, хотели везти в Америку. Однако, пришел приказ Сталина – русские дети должны вернуться на Родину! И бедные маленькие горемыки, истощенные, изможденные, возвращались товарняками в отчую сторонку. Кормили по дороге скудно, но жалели, обращались по-людски. Наконец эшелон прибыл в Ленинград, детей разместили на набережной Мойки, куда прибывали представители районов, чтобы доставить бедных скитальцев домой. За Леней приехала женщина, в родном Рябово он узнал по мостику тропку к дому, но на месте дома чернели головешки. Соседка узнала мальчика, сказала, что о родителях до сих пор ничего не слышно, и пришлось Лене ехать на новое место жительства, его ждал детский дом в Старой Ладоге. Он освоился (чай, не в плену у немцев!), пошел в школу. Однажды, возврвщаясь с занятий, увидел бегущую навстречу воспитательницу: «Ленечка! Твои родители вернулись! Завтра поедешь домой!» Подумать только! Разлученные войной, бедой, болью, они все-таки нашлись! И не одни, в Рябово Леню ждали брат и сестры.

Поначалу семью приютили соседи, потом сельсовет помог отцу построить хибарку. Брат уехал в Ленинград учиться. Вскоре все РУ было вызвано в Энсо пополнить собой ряды работников комбината. Михаил учился хорошо, работником слыл тоже не из последних, поэтому его просьбу вызвать брата уважили. Так и оказадся Леонид здесь. Учился, работал аппаратчиком на хлорном заводе. Учащихся кормило и одевало государство, Леонид Владимирович вспоминает, что форма вовсе не придавала ему бравого вида,висела, как на вешалке. 
После учебы подошел срок идти в армию. Отучился в школе сержантов, служил в городе Орша Белорусской ССР артиллеристом. После службы вернулся было в Рябово, но работы по полученной специальности не нашлось, и парень приехал в Светогорск, теперь уже навсегда.На работу взяли с радостью, жилье дали. 

С женой, Музой Андреевной познакомился на танцах, пригласил в кино, а после сеанса на выходе ждал патруль из комендатуры - проверка документов, такое раньше практиковалось, погранзона все-таки. У Лени документ с собой, а Муза забыла. По совету начальника патруля он кинулся к девушке домой, стоит, стучит в окно,а время позднее. Проснулся отец, и вместе они побежали выручать Музу.

Молодые поженились и счастливо прожили сорок восемь лет вместе. Когда жили в своем доме, на приусадебном участке держали живность – корову, свинку, индюков, кур, гусей. Потом получили квартиру. Леонид Владимирович рассказывает, что с соседями жили дружно, своими силами построили во дворе детскую площадку, даже фонтан был. В браке родились две дочери, Ольга и Тамара. Тамара обитает в далеком Израиле, а Оля, папина отрада, проживала в Питере, но приезжала каждые выходные, звала отца с собой, а восемь месяцев назад скоропостижно скончалась, оставив в отцовском сердце незаживающую рану. Осталась внучка Оксана, она часто навещает деда. Леонид Владимирович еще вполне бодр, собеседник интересный, хозяин гостеприимный, дай Бог ему здоровья! 

БЛИЦ:
Любимый писатель, книга – Достоевский, очень прозорливый писатель. «Белые ночи».
Любимый режиссер, фильм – Все фильмы, снятые режиссером Александром Петровичем Довженко.
Любимая телепрограмма – Новости.
Любимое блюдо – Ем все, что не прокисло и не испортилось. 
Любимый напиток – Холодный чай.
Человек, достойный поклонения любого поколения – Михайла Ломоносов.
Человек, достойный презрения – Гитлер.
На какие нужды малорй родины вы бы потратили крупную сумму – Построил бы детские площадки, благоустроил бы придомовые территории, чтобы детишкам было где гулять, а старикам где посидеть на лавочке, пообщаться, подышать свежим воздухом.

Материал подготовила Наталья Гончарова

Возврат к списку